13/09/2020 Пластик на Белом море: сколько его?

У нас в среднем получилось 40 кг пластика на километр береговой линии. Это сравнимо с тем, что было в прошлом году по Байкалу (30-60 кг/км). Переработать можно 2% из собранного, вот так.
9 августа мы убрали пластиковый мусор на острове Монастырский. Остров маленький, всего 600 м береговой линии, не считая отвесных скал. Чтобы собрать там и рассортировать весь пластик, до которого можно докопаться, нам потребовалось шесть часов и силы троих человек. Конечно, собрали мы не все, поскольку море выбрасывает не только мусор. В основном оно выбрасывает плавник и водоросли, все это перемешивается в прибое, и более ранние выбросы оказываются погребены под слоем бревен.

Иногда бревна полусгнившие и лазить по ним не так чтобы безопасно. К тому же, лежа на солнце, пластик становится хрупким и рассыпается на мелкие фрагменты, которые выколупать из-под водорослей и коряг уже нереально. В итоге, собрать можно только относительно свежий мусор. Думаю, что в толще плавника осталось лежать в несколько раз больше того, что увезли мы. А мы увезли с острова 24 килограмма, несколько мешков. Наши возможности крайне скромны и ограничены размерами носовой палубы «Бомбата»

И, самое интересное, куда это все девать. На Байкале у нас получалось порядка 20% - Может-Быть-Сдадимы (потенциально перерабатываемые), и порядка 80% - Несдадимы (неперерабатываемы). При этом только 1.5% были чистыми Сдадимами, то есть однозначно годились в переработку.

По Белому морю в этом году расклад другой: 50% - Несдадимы, 50% - Может-Быть-Сдадимы. А все равно, чистых Сдадимов – всего 2%. Почему так?

Среди беломорских фракций больше Сдадимов, чем на Байкале, просто потому, что из Сибири возить вторсырье невыгодно, по сути было всего три типа фракций с берега, которые мы могли пристроить на переработку. На Белом море таких фракций гораздо больше, потому что у нас была возможность отвезти их в Москву. А в Москве есть акции #раздельныйсбор, есть боксы #добрыекрышечки и другие мусорные опции большого города. Конечно, с точки зрения экономики такая логистика – полная утопия, но возможность была.

И это все совершенно неважно, потому что беломорских Сдадимов все равно те же 2%. Потому что береговой пластик – это горе, а не вторсырье. Он либо смачно загрязненный органикой и песком (смерть для экструдера), либо сильно окислен под солнцем и рассыпается, либо фрагментирован и потерял маркировки, так что без спектрофотометра не определишь, ПП это или ПНД. А обычно все вместе. Даже если подсыпать это добро в партию вторсырья, впоследствии оно даст долю брака и едино уедет на полигон.

Есть ли смысл с этими мешками таскаться? Глобального вселенского смысла нет, в Мировом Океане миллионы тонн пластика. Но для кого-то вся вселенная состоит из маленького острова, поэтому мне нравится мысль, что если пластик вывезен даже с одного такого островка, это локальная польза.

Может быть проще все сжечь? Раньше я думала, что проще. Сейчас полагаю, что проще, но вряд ли лучше. Даже 24 кг, если спалить их на открытом воздухе без очистки выхлопа, дадут разовый выброс токсинов, некритичный для острова, но вполне критичный для самих сжигателей, особенно если они проводят такие мероприятия регулярно. Что сведет на нет даже локальную пользу. Нужны более технологичные человеколюбивые решения по изведению несдадимов на местах.

А в целом вот эти результаты, мне кажется, представляют в основном теоретический интерес. На Белом море пластика, можно сказать, нет. Особенно в свете моря Баренцева, на которое мы поехали после Белого, и это был шок, как написали бы журналисты.

 

Будьте в курсе

Рассылка Умного Субботника.

Мы придерживаемся принципов информационного минимализма, и включаем в рассылку только значимые новости.

@2020 УМНЫЙ СУББОТНИК